<<к пред. параграфу (§ VI)   |   на главную   |   к след. параграфу (Прил. 1)>>


VII. Заключение

Проанализировав отзывы Е.И.Рерих об Алисе Бейли и «Аркэн Скул», мы пришли к пониманию того, как могло обстоять дело. Ниже излагается наша гипотеза. Мы ни в коем случае не считаем, что все было именно так. Это просто модель, которая согласуется с известными нам фактами:

А.Бейли никогда не получала никаких посланий от Великих Учителей. Тибетец, выдававший себя за Члена Белого Братства, передавал ей тексты, в которых страницы истинного учения Света искусно переплетались с темными наставлениями, что делало эти работы крайне вредными.

Отрицательные отзывы Учителя М. об А.Бейли имели место уже в начале 1920-х годов, т.е. через считанные годы после установления первого контакта с Тибетцем. Такие же отзывы, как видно из писем Е.И.Рерих, продолжались и позже, в 1930–1950-х годах. Тем не менее А.Бейли поддерживала контакты с Рерихами – некоторое время вела занятия своей эзотерической школы в нью-йоркском «Доме» (небоскребе, где располагались рериховские учреждения), покупала и популяризировала книги Живой Этики. Это взаимодействие никогда не было тесным, ближайшие сотрудники Рерихов всегда настороженно относились к А.Бейли, держали дистанцию.

Зачем потребовались эти контакты? Почему Рерихи продолжали взаимодействовать с А.Бейли и ее единомышленниками? Не исключено, что поначалу у Великого Учителя была надежда «обезвредить» А.Бейли (как в случае с Ч.У.Ледбитером, который был приближен к Е.П.Блаватской с целью нейтрализовать его психизм под влиянием сотрудницы Света). Также Е.И.Рерих много пишет о Карме, о сложности ее хитросплетений. Вероятно, в случае с А.Бейли имел место некий «кармический узел», который нельзя было просто так разрубить – резкие движения могли привести к таким неожиданным последствиям, что их вред был бы гораздо серьезнее, нежели от осторожной работы на правильной дистанции.

Учитывая эти сложные обстоятельства, Е.И.Рерих не видела необходимости всем и каждому подробно излагать свое (и Учителя) мнение об «Аркэн Скул». Наоборот, она тщательно оценивала возможные последствия такого оповещения и отмеряла, что кому можно сказать. Одним Елена Ивановна писала осторожно, коротко, не давая оценок работам А.Бейли, сообщая лишь объективные факты ее биографии; другим – подробно и вполне определенно, со ссылкой на Учителя, говорила о том, что знает и чувствует.