<<к пред. параграфу (Прил. 1)   |   на главную   |                                                        


ПРИЛОЖЕНИЕ 2:

Об отношении Е.И.Рерих к некоторым корреспондентам

В этом параграфе представлены характеристики некоторых корреспондентов Е.И.Рерих, составленные на основе опубликованных писем Елены Ивановны. Эти характеристики позволят с высокой степенью надежности оценить уровень доверия Е.И.Рерих к адресатам, их идейную близость к Рерихам.



А.М.Асеев – врач, корреспондент Е.И.Рерих из Белграда (Югославия) и впоследствии из Асунсьона (Парагвай). В 9-томнике, изданном МЦР, опубликовано 60 писем Е.И.Рерих – А.М.Асееву, все они датируются 1931–1939 и 1948–1955 гг. Изучение упоминаний об А.М.Асееве в письмах Е.И.Рерих к третьим лицам приводит к выводу, что мнение Елены Ивановны об Александре Михайловиче на протяжении жизни не претерпевало существенных изменений. Оно довольно сдержанное: перечисляя достоинства А.М.Асеева и относя его к числу ценных сотрудников, Е.И.Рерих в то же время указывала на ряд его недостатков.

Так, Е.И.Рерих в целом положительно отзывалась об издававшемся А.М.Асеевым журнале «Оккультизм и Йога», благодаря которому многие люди познакомились с учением Живой Этики. Вместе с тем она неоднократно говорила об искажениях и ложном освещении Учения в «Оккультизме...», вредной «мешанине из всех йог»1, которая проводится в журнале, и т.п.

Касаясь личных качеств А.М.Асеева, Е.И.Рерих отмечала его трудолюбие, чистоту мотивов, бескорыстие, отзывчивость. В то же время в ее переписке обсуждается ряд поступков и суждений А.М.Асеева, свидетельствующих о его неопытности, отсутствии чувства соизмеримости, нелюбви к предупреждениям и советам, самонадеянности, а также о неразборчивости в людях и книгах. «Житейский опыт Ал[ександра] М[ихайловича] из-за его молодости еще ничтожен, и потому он далек от распознавания масок, – писала Е.И.Рерих в конце 1930-х, незадолго до большого перерыва в переписке. – Он считает своим долгом открыть сердце и протянуть руку помощи каждому волку в овечьей шкуре. Не понимает он, что таким образом можно допустить и величайшее предательство. Соизмеримость еще отсутствует»2. Примечательно, что и спустя 18 лет, в самом конце жизни, Е.И.Рерих будет писать об А.М.Асееве примерно те же слова: «Он очень хороший и отзывчивый человек, но слишком доверчив и не разбирается в людях. Склонен во всех видеть невинно пострадавших и искренно преданных Учению людей. Также слишком полон уважения ко всяким “эзотерикам и зарубежным оккультистам”, большая часть которых заражены дешевым оккультизмом на основе черной магии, с невежественным медиумизмом. <...> Но человек он на редкость хороший, полный бессеребреник, и великодушный, и работяга. Он любит Учение, но мне сдается, что он не может еще вместить Величие и Размах Даваемого нам и потому склонен иногда к шатанию и верит “эзотерикам”. Допускает, что В[еликий] В[ладыка] может ошибаться...»3

Все же, несмотря на эту неоднозначность личности и деятельности А.М.Асеева, Е.И.Рерих не уставала писать ему объемные письма, в которых касалась и некоторых сокровенных моментов Учения, и сложных взаимоотношений с другими корреспондентами, и положения во всевозможных группах. В ряде писем Е.И.Рерих встречаются пометки о доверительном характере сообщаемых ему сведений, хотя, как видно из писем другим корреспондентам, Елена Ивановна и здесь держалась определенных рамок. В письмах второй половины 1930-х годов имеются признаки духовного сближения А.М.Асеева с Рерихами. «...Посылаю Вам, – пишет Е.И.Рерих Александру Михайловичу в 1936 году, – и Вашей сестре Раисе Михайловне Знаки Великого Доверия. В дни грозного Армагеддона все истинные воины Света получают этот Знак. Примите его со всею любовью и преданностью в сердце к Великому Вл[адыке]. Получение Знака есть приближение. <...> Кроме Вас и сестры Вашей, никто в Югосл[авии] не получит их сейчаc»4.



Ф.Р.Грант – сотрудница Рерихов, с начала 1920-х годов входившая в Круг их ближайших учеников. В 9-томнике, изданном МЦР, опубликовано 239 писем Е.И.Рерих, адресованных Ф.Р.Грант: 9 писем – лично ей (1929, 1935, 1937) и 230 писем – в составе группы адресатов (1926, 1928–1938).

Письма Елены Ивановны рисуют весьма грустную картину. При всех добрых намерениях и многолетней работе в рериховских учреждениях Ф.Р.Грант скорее осложняла их деятельность, нежели помогала. И виною тому – трудный характер. Небрежная, медлительная, обидчивая, ревнивая, тяжелая на подъем, нерешительная, неуравновешенная, страдающая подозрительностью, исполненная самости и самомнения, она часто демонстрировала непонимание масштабов и значения творимого Рерихами, не умела сказать правильные слова в нужный момент. Елена Ивановна много раз обращалась к ней с ободряющими письмами, в которых и ласково, и сурово – но всегда по-матерински сердечно – указывала Франсис на ее недостатки и промахи. Однако эти отчаянные призывы имели мало эффекта...

В конце 1930-х годов Ф.Р.Грант постепенно отходит от дел. Правда, не прибегая к умышленному вредительству или публичным обвинениям Рерихов, как это было в случае с тремя другими членами Круга, отошедшими в 1935 году. Тем не менее по своим последствиям деятельность Ф.Р.Грант и ее отход приравнивался Еленой Ивановной к предательству упомянутой троицы. «Ваше решение, – пишет Елена Ивановна в 1947 году, – не давать Франсис книги порадовало меня. Постарайтесь избежать с ней каких-либо контактов в будущем. Возможно, это удивит Вас, но я считаю ее № 2 среди четырех [предателей]. Ее аура нездорова, если не сказать хуже, лучше избегать ее»5.

И все же около 15 лет Ф.Р.Грант находилась в самом сердце рериховских учреждений, ей давались сложные и ответственные поручения, доверялась сокровенная информация. Поэтому при всей сложности ее натуры, мы считаем, что, по крайней мере, до середины 1930-х годов письма Е.И.Рерих к Франсис демонстрировали довольно высокий уровень доверия.



А.И.Клизовский – член Латвийского общества Рериха, писатель. В 9-томнике, изданном МЦР, опубликовано 47 адресованных ему писем Е.И.Рерих, все они датированы 1934–1940 годами. В 1941 году А.И.Клизовский был арестован чекистами, отправлен в тюрьму г. Петропавловска (Казахстан) и в 1942 году расстрелян. Вероятно, именно это обстоятельство стало причиной прекращения, как видно, чрезвычайно интенсивной переписки. Поскольку упоминание об обществе, похожем на «Аркэн Скул», содержится только в одном из 47 писем (23.08.1934), то мы постарались понять, каким было отношение Е.И.Рерих к А.И.Клизовскому к этому моменту. Для этого мы изучили все письма Е.И.Рерих к А.И.Клизовскому из 9-томника МЦР, датированные не позднее 23 августа 1934 года (таких писем 8), а также упоминания об А.И.Клизовском в письмах Е.И.Рерих к другим корреспондентам из того же издания, датированных не позднее 23 августа 1934 года.

Практически все эти письма и упоминания касаются подготовки первого тома 3-томника А.И.Клизовского «Основы миропонимания Новой Эпохи»6. Елена Ивановна испытывала большую радость от того, что нашелся человек, взявший на себя «такую прекрасную и неотложно нужную работу»7, и передавала А.И.Клизовскому Одобрение Учителя8. Ее длинные письма к нему – это главным образом ответы на многочисленные вопросы, исправление неточностей в присылаемых рукописях готовящегося тома, прояснение сложных вопросов Учения, в том числе весьма сокровенных. «Клиз[овский], – пишет Е.И.Рерих мужу и сыну, – продолжает посылать мне главы своей книги на просмотр. Пишет ясно, но иногда и чепуху, заимствованную, должно быть, от Ледбит[ера]. Я очень откровенно пишу ему о всех заблуждениях, но все-таки труд его неплох. Хотя к концу нет того нарастания, которое я так люблю, и больше поверхностного, но все же труд его полезен»9. Каких-либо признаков недоверия, осторожности, обтекаемых формулировок в письмх А.И.Клизовскому мы не усмотрели. В письмах к другим корреспондентам Е.И.Рерих не высказывает опасений относительно ненадежности А.И.Клизовского, сложности его характера, «зашоренности» и т.п. В целом, складывается впечатление, что Елена Ивановна была вполне искренна с А.И.Клизовским, во всяком случае, в тех пределах, которые задавала их совместная работа над первым томом «Основ...»



В.В.Тарто-Мазинский – корреспондент Е.И.Рерих из Варшавы (Польша), с которым она обменялась, судя по всему, считанными письмами; во всяком случае, в 9-томнике, изданном МЦР, из 1843 писем Е.И.Рерих лишь 3 адресованы В.В.Тарто-Мазинскому10. В письмах другим корреспондентам Е.И.Рерих упоминает его имя редко. «Тарто-Мазинский, – открылась она как-то А.М.Асееву, – пишет мне изредка, еще не чувствую его искренности и действительной полезности. Просит переслать ему по почте чертеж аппарата для собирания психической энергии, заодно приложить и описание измерителя огненной энергии (!!!). Комментарии излишни. Пишу Вам это, конечно, доверительно, но чтобы Вы знали уровень сознания»11. Запрашиваемый чертеж Е.И.Рерих не выслала, и В.В.Тарто-Мазинский – то ли разочаровавшись, то ли под давлением других обстоятельств – охладел к Рерихам: прекратил переписку с Еленой Ивановной и отказался от перевода книги «Агни Йога», на который испрашивал разрешения. «Предлагал переводить эти книги и некто Тарто-Мазинский, – сообщает Е.И.Рерих латвийским сотрудникам. – С ним у меня тоже была краткая переписка, закончившаяся после того, как я отказала ему переслать по почте формулу психической энергии и чертежи для собирания этой силы, а также сделать его единственным передатчиком Учения на Польшу!! Не знаешь, чему больше удивляться, получая такие просьбы, – наивности или же самомнению их»12. В целом Е.И.Рерих была невысокого мнения о В.В.Тарто-Мазинском, хотя и не высказывалась о нем как о потенциально вредном и/или опасном для дела человеке.



Н.П.Серафинина13 – основательница нескольких групп Живой Этики в Литве, в том числе Литовского общества имени Рериха, созданного в 1935 году в г. Ковно (Каунас), тогдашней столице Литовской республики. Врач-гомеопат, занималась астрологией. В 9-томнике, изданном МЦР, опубликовано 27 писем Е.И.Рерих Н.П.Серафининой, все они датированы 1934–1939 годами. На первых порах Елену Ивановну насторожило членство Н.П.Серафининой в Теософском Обществе и ее некоторая склонность к психизму, однако довольно быстро между Е.И.Рерих и Н.П.Серафининой установилось полное взаимопонимание. Елена Ивановна стала писать ей большие письма, посвященные самым разным темам Учения, работе в группах, положению в среде теософов, ситуации с Музеем в Нью-Йорке и т.п. Видно, что письма Е.И.Рерих написаны легко, она не «подбирает слова», пишет достаточно откровенно, как близкой по духу сотруднице. Об этом, в частности, свидетельствует гриф «Доверительно», которым помечены некоторые письма литовской корреспондентке. «Г-жа Сераф[инина] – горящая душа, искренно преданная Учению. <...> Я состою с нею в переписке и мне часто хочется приласкать ее»14, – пишет Е.И.Рерих о Надежде Павловне в 1935 году. И спустя полгода, уже самой Н.П.Серафининой: «Надеюсь, что Вы получили посланный Вам Знак Великого Доверия в полной сохранности. Зная, Кем он дан, Вы сокровенно будете хранить его»15.



А.Паскевич и его супруга А.Кавка – корреспонденты Е.И.Рерих из Польши. Уже в первом письме они сообщили, что входят в некое объединение – «Лигу», состоящую из последователей теософии, антропософии, Дж.Кришнамурти, П.Донова и Живой Этики16. Одно это обстоятельство, очевидно, должно было насторожить Е.И.Рерих и крайне избирательно подходить к выдаче сокровенной информации. Переписка с А.Паскевичем и А.Кавка, по всей вероятности, ограничилась несколькими письмами; во всяком случае, в 9-томнике, изданном МЦР, из 1843 писем Е.И.Рерих всего 2 адресованы этим людям. Немногочисленные упоминания о супругах в письмах Е.И.Рерих другим корреспондентам указывают на то, что ни о каком тесном сотрудничестве или доверительных отношениях здесь не могло быть и речи. «На днях, – пишет Е.И.Рерих, – нам переслали из этой страны [Польши] копию письма к одной королевской особе от самозванных дозорных г-на Паск[евича] и г-жи Кавк[а], в котором эти самозванцы, пользуясь нашим именем и называя нас п[осланниками] Б[елого] Бр[атства], требуют материальной поддержки для проведения ими в жизнь идей, выраженных в кн[игах] Ж[ивой] Эт[ики]!!! Это настоящее предательство! Кто дал право этим типам, которых мы совершенно не знаем, требовать от нашего имени и утверждать о нашем якобы к ним полном доверии, приводя в доказательство выдержку из моего единственного письма к ним, где я говорю о прекрасной мечте человечества, связанной с Твердыней Света? По некоторым соображениям я вынуждена была ответить на их многофунтовые письма, но теперь вторично получила Совет [Учителя] ничего не писать. И самое страшное, кто уполномочил их писать о п[осланниках] Б[елого] Бр[атства]!!! Я всех прошу никогда и нигде в беседе с малознакомыми людьми не упоминать нашего имени. Кн[иги] Ж[ивой] Эт[ики] должны говорить сами за себя, но кем или каким образом они записаны, это не имеет никакого значения. Вред такого предательства велик!»17 Как говорится, комментарии излишни.



Д.Л.Гартнер – участник рериховского движения в США, перевел все (или почти все) книги учения Живой Этики, а также ряд статей Н.К.Рериха на английский язык. В 9-томнике, изданном МЦР, опубликовано 10 писем Е.И.Рерих Д.Л.Гартнеру. Все они датированы второй половиной 1930-х годов. В них Елена Ивановна разъясняет смысл трудно переводимых русских выражений, специфических терминов Учения, обсуждает вопросы, связанные с публикацией англоязычных книг Живой Этики, касается многих тем, затронутых в Учении. В письмах другим корреспондентам Е.И.Рерих восхищается тем, как быстро Д.Л.Гартнер освоил русский язык и как хорошо (хотя и не без погрешностей) переводит тексты Учения, ставит его целеустремленность в пример. О других личных качествах Д.Л.Гартнера в письмах Елены Ивановны не упоминается. Насколько она ему доверяла, какими ей виделись перспективы сотрудничества с Д.Л.Гартнером и т.п., сказать трудно ввиду относительной кратковременности и «узкой направленности» переписки. Однако ни в одном из известных нам писем Е.И.Рерих нет намеков на его психическую неустойчивость, неразборчивость в людях, непредсказуемость поведения, «всеядность» в вопросах духовных учений, неопытность, вовлеченность в «сомнительные» группировки и т.п., что могло бы повлиять на открытость Елены Ивановны.



А.П.Усаковская – участница рериховского движения на Дальнем Востоке и в США. Е.И.Рерих впервые услышала о ней в 1951 году, за несколько лет до своего ухода из жизни (7.12.1951). Учитель говорил, что «она неплохая и нужная сотрудница. При условии отхода ее от “Арк[эн] Ск[ул]”» (7.12.1951). А.П.Усаковская действительно состояла в «Аркэн Скул», однако вышла оттуда, что позволило ей приблизиться к Рерихам. Без разрешения дала индийский почтовый адрес Е.И.Рерих посторонним людям, которые начали «бомбардировать» Рерихов письмами (15.02.1952). По-видимому, ее переписка с Рерихами ограничилась несколькими письмами; во всяком случае, в 9-томнике, изданном МЦР, из 1843 писем Е.И.Рерих только одно адресовано А.П.Усаковской18. Оно написано в доброжелательной, но осторожной манере – так, как Е.И.Рерих обычно писала новым, малознакомым корреспондентам. Письмо затрагивает понятие Общины и аккуратно касается вопроса групп, ищущих водительства Великих Учителей: «Для нас, – пишет Е.И.Рерих, – нашедших Владыку Солнечного и Великую Истину Учения Жизни, невозможно оказаться в числе внимающих голосу неизвестного нам Учителя, как бы ни был он велик в глазах его поклонников. <...> Мы не будем вмешиваться и оспаривать чужие убеждения, если они искренни. Свобода убеждений должна быть осознана глубоко, ибо неготовое сознание не может быть насильственно поднято на высоту ему непривычную. Страшный вред получится от такого вздергивания сознания на неподходящий ему уровень мышления»19. Очевидно, что человеку, недавно вышедшему из такой организации и, вероятно, искренне верившему ее руководителям, Е.И.Рерих не стала бы говорить откровенно все, что думает об этой организации; наоборот, осторожными касаниями она бы постепенно, от письма к письму подводила бы человека к новому пониманию.




Примечания:
1 Е.И.Рерих – Г.Д.Форману от 11 июля 1934 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 2. 2-е изд., испр. и доп. / Ред.-сост., примеч. Т.О.Книжник. М.: МЦР; Благотворительный Фонд им. Е.И.Рерих; Мастер-Банк, 2013. С. 225.
2 Е.И.Рерих – Р.Я.Рудзитису от 19 августа 1937 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 5. М.: МЦР, 2003. С. 213.
3 Е.И.Рерих – З.Г.Фосдик и Д.Фосдику от 19 апреля 1955 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 9. М.: МЦР, 2009. С. 529.
4 Е.И.Рерих – А.М.Асееву от 19 марта 1936 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 4. М.: МЦР, 2002. С. 98.
5 Е.И.Рерих – К.Кэмпбелл от 13 января 1947 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 7. М.: МЦР, 2007. С. 370.
6 Первое издание: Клизовский А.И. Основы миропонимания Новой Эпохи. Т. 1. Рига: Мир, 1934; Т. 2. Рига: Зиемельстарс, 1936; Т. 3. Рига: Изд-во М.Дидковского, 1938. Впоследствии книга неоднократно перееиздавалась.
7 Е.И.Рерих – А.И.Клизовскому от 5 мая 1934 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 2. 2-е изд., испр. и доп. / Ред.-сост., примеч. Т.О.Книжник. М.: МЦР; Благотворительный Фонд им. Е.И.Рерих; Мастер-Банк, 2013. С. 95.
8 Е.И.Рерих – А.И.Клизовскому от 8 февраля 1934 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 2. 2-е изд., испр. и доп. / Ред.-сост., примеч. Т.О.Книжник. М.: МЦР; Благотворительный Фонд им. Е.И.Рерих; Мастер-Банк, 2013. С. 17.
9 Е.И.Рерих – Н.К. и Ю.Н.Рерихам от 22 июня 1934 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 2. 2-е изд., испр. и доп. / Ред.-сост., примеч. Т.О.Книжник. М.: МЦР; Благотворительный Фонд им. Е.И.Рерих; Мастер-Банк, 2013. С. 185.
10 Е.И.Рерих – В.В.Тарто-Мазинскому от 24 июня 1935 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 3. М.: МЦР, 2001. С. 360–361; Е.И.Рерих – В.В.Тарто-Мазинскому от 25 октября 1935 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 3. М.: МЦР, 2001. С. 606–611; Е.И.Рерих – В.В.Тарто-Мазинскому от 16 апреля 1936 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 4. М.: МЦР, 2002. С. 150–153.
11 Е.И.Рерих – А.М.Асееву от 30 марта 1936 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 4. М.: МЦР, 2002. С. 120.
12 Е.И.Рерих – Р.Я.Рудзитису и Г.Ф.Лукину от 29 октября 1938 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 6. М.: МЦР, 2006. С. 257; См. также: Е.И.Рерих – А.М.Асееву от 15 января 1937 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 5. М.: МЦР, 2003. С. 24.
13 Поскольку интересующие нас письма Е.И.Рерих с явным или неявным упоминанием А.Бейли написаны 16.07.1935, 7.01.1937 и 17.06.1937, то мы составили характеристику Н.П.Серафининой на основе ее писем Елене Ивановне до 17 июня 1937 года, а также упоминаний о ней в письмах Елены Ивановны к другим корреспондентам до 17 июня 1937 года.
14 Е.И.Рерих – А.И.Клизовскому от 17 декабря 1935 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 3. М.: МЦР, 2001. С. 706.
15 Е.И.Рерих – Н.П.Серафининой от 12 июня 1936 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 4. М.: МЦР, 2002. С. 224.
16 См. ответ Е.И.Рерих на их письмо: Е.И.Рерих – А.Паскевичу и А.Кавка от 31 июля 1937 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 5. С. 191–192.
17 Е.И.Рерих – А.М.Асееву от 6 августа 1938 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 6. М.: МЦР, 2006. С. 188.
18 Е.И.Рерих – А.П.Усаковской от 23 января 1952 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 9. М.: МЦР, 2009. С. 144–146.
19 Е.И.Рерих – А.П.Усаковской от 23 января 1952 года // Рерих Е.И. Письма. Т. 9. М.: МЦР, 2009. С. 145.



<<к пред. параграфу (Прил. 1)   |   на главную   |